39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства

^ 39
БЛАГОДАРНОСТЬ Лючка
Даже нездоровой не грезит настолько необычными фантасмагориями, какие приходили на мозг Роберту Одли, когда, ворачиваясь из Вильбрюмьеза в Брюссель, он невидящим взглядом глядел в окно дилижанса, за которым простиралась болотистая равнина.

Гнусно было 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства у него на душе, так гнусно, как будто не миледи была повинна в том, что случилось, а это он, Роберт, увез соблазненную им даму и сейчас должен поведать сэру Майклу, какую подлость 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства сделал по отношению к нему.

Итак, дело Джорджа Толбойза подходило к концу.

Что делать далее?

Вот уже полгода тело его друга лежит на деньке заброшенного колодца. Хочешь не хочешь 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, а придется обратиться к коронеру. Начнется дознание, и скрыть грех миледи станет фактически нереально.

Обосновать, что Джордж Толбойз отыскал погибель в поместье Одли-Корт, – практически наверняка означает обосновать, что предпосылкой его загадочной смерти 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства стала миледи: ее встреча с ним в липовой аллее в денек его исчезновения уже ни для кого не была секретом.

Бросить грех нераскрытым – означает бросить Джорджа непохороненным.

Что все-таки делать?

В Лондон Роберт 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства прибыл вечерком. Прошло уже практически двое суток с той поры, как он покинул Одли-Корт. Наняв экипаж, он поехал прямо в отель «Кларендон» – навестить дядюшку. Как он ощущает себя 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства после всего, что вышло?

Но Роберту не судьба было в тот вечер повидаться с сэром Майклом и Алисией. В «Кларендоне» ему сказали, что сэр Майкл с дочерью отбыли утренним почтовым поездом в 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства Париж, а оттуда намереваются поехать в Вену.

У Роберта отлегло от сердца: старенькый баронет отбыл на материк – означает, не надо спешить с отчетом о предстоящей судьбе бывшей леди Одли. Позже, когда сэр Майкл возвратится 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства в Великобританию, окрепший телом и духом, он легче перенесет грустный рассказ.

Роберт поехал домой, где его ждали три письма: 1-ое – от сэра Майкла, 2-ое от Алисии, а третье...

Роберт знал, от 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства кого оно, хотя лицезрел этот почерк единственный раз в жизни. Он вздохнул, густо побагровел и взял письмо лаского и заботливо, как будто это было живое существо, чувствительное к его прикосновению. Потом, осмотрев печать и 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства отметив про себя качество и цвет бумаги, он смущенно улыбнулся и положил письмо за пазуху – ближе к сердечку.

«Не я ли подсмеивался над слабостями других людей? – пошевелил мозгами Роберт. – И не 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства я ли оказался самым слабеньким из их? Красивое кареглазое создание! Для чего я повстречался с этой женщиной? Какой в этом смысл? Для чего свирепая Немезида привела меня в тот сумрачный дом в 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства Дорсетшире?»

Он вскрыл 1-ые два письма, оставив третье «на сладкое».

Алисия писала, что она бы предпочла, чтоб сэр Майкл, излившись в потоке жалоб, облегчил душу, но он переносил горе с таким спокойствием, что 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства ей было не по для себя. Встревоженная, она, всекрете от сэра Майкла, написала одному лондонскому доктору, которого вызывали в Одли-Корт всегда, когда кто-либо из домашних заболевал серьезно, и попросила 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства его навестить сэра Майкла, сделав вид, что он зашел ненамеренно, случаем. Он выполнил ее просьбу и, побеседовав с сэром Майклом полчаса, заверил Алисию, что пережитое потрясение никаких суровых последствий для него не возымело 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, но необходимо отвлечь его от тягостных дум, расшевелить, хоть какой ценой вынудить двигаться – и как можно больше.

Вняв совету, Алисия немедля начала действовать и, разыграв перед папой прежнего балованного 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства малыша, напомнила ему о давнешнем его обещании показать ей Германию. Сэр Майкл отнекивался, как мог, но она, сломив сопротивление любящего отца, вынудила его отправиться с ней на материк. Алисия сказала Роберту, что не 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства возвратится в Одли-Корт до того времени, пока не удостоверится, что духовные раны сэра Майкла зарубцевались совсем.

Послание баронета было маленьким. Не считая письма, в конверте лежало полдюжины незаполненных банковских чеков 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства.

Сэр Майкл писал:


«Дорогой Роберт!

Для устройства той, которую я вверил твоим заботам, для тебя пригодятся средства. Нет нужды повторять, что для этого мне не жалко никаких средств. Сделай так, чтоб этой даме было отлично 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, но помни: больше о ней я не должен слышать никогда. Не желаю знать, как ты с ней поступишь, но рассчитываю на твою совесть и милосердие. Если средств не хватит, напиши, вышлю еще 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства. Отчет о будущих растратах необязателен».


Дочитав письмо до конца, Роберт с облегчением вздохнул. Письмо освобождало его от разъяснений с сэром Майклом и устраняло от прежних колебаний.

Пусть Джордж Толбойз почиет с 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства миром в необычной и потаенной могиле – сэр Майкл никогда не выяснит о том, что бывшая его супруга – убийца.

Осталось последнее, третье письмо. Роберт вытащил его так же лаского и заботливо, как и 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства в прошедший раз, и вскрыл конверт.

В письме было всего несколько строк:


«Дорогой мистер Одли!

Местный приходский священник уже два раза навещал Лючка Маркса – того самого, что вы выручили во 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства время пожара на постоялом дворе «Касл-Инн». Мистер Маркс в критичном состоянии. На данный момент он находится в доме собственной матушки, живущей недалеко от поместья Одли-Корт. Боюсь, деньки его сочтены. За ним 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства ухаживает его супруга. Обе – матушка и супруга – умоляют вас повидаться с мистером Марксом, до того как он умрет. Пожалуйста, приезжайте не откладывая.

^ От всей души Ваша

Клара Толбойз.

Маунт-Станнинг,

дом священника, 6 марта».


Роберт Одли 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства благоговейно сложил письмо и вновь выслал его туда, откуда достал, – ближе к сердечку. Проделав это, он погрузился в любимое кресло, набил трубку, разжег ее и, пока в ней не сгорел 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства весь табак, курил, вдумчиво смотря на огнь камина. Он смотрел на него туманным взглядом, и мысли его, возносясь в сизых клубах табачного дыма, уносили его в светлые сказочные дали, где не было 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства ни погибели, ни позора, а только он, и Клара Толбойз, и их величавая любовь...

Роберт Одли докурил трубку и, когда последнее колечко дыма растаяло у потолка, очнулся и вспомнил, что бремя земных хлопот 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства как и раньше лежит на его плечах.

«Что необходимо от меня этому Марксу? – с неудовольствием пошевелил мозгами он. – Вероятнее всего, он опасается умереть, не сделав принципиального признания. Он желает поведать нечто, связанное 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства с злодеянием миледи. Он посвящен в тайну. Я уверен, я ощутил это уже в тот вечер, когда в первый раз увидел его. Он знает нечто принципиальное и спекулирует этим».

Наименее 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства всего хотелось Роберту Одли ворачиваться в Эссекс. Наименее всего хотелось ему встречаться с Кларой Толбойз конкретно сейчас, когда он вызнал тайну смерти ее брата. Он знал, что ему придется врать, изворачиваться и пускать в ход 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства все свое сладкоречие единственно ради того, чтоб не сказать правду. Либо, может, милосерднее рассказать ей все без утайки? Погасить последнюю надежду, что еще теплится в ней? Нет, это выше его сил 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства! Пусть уповает, пока живет.

Но Клара Толбойз настаивала на том, чтоб он ехал в Эссекс, не откладывая. Разве он может отказать ей? Тем паче что идет речь об умирающем, который обязательно 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства желает его созидать.

Роберт посмотрел на часы. Без 5 девять. Последний почтовый поезд на Ипсвич, делающий маленькую остановку в Одли, отправился из Лондона в половине девятого вечера. Но поезд из Шордитча отчаливает в одиннадцать и 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства останавливается в Брентвуде меж двенадцатью и часом ночи. Итак, решено: Роберт едет этим поездом, а 6 миль от Брентвуда до Одли пройдет пешком.

Время еще оставалось, и Роберт опять задумался, поудобнее усевшись 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства в кресле.

«Знал ли я, лоботряс и белоручка, что моей беспечальной жизни когда-нибудь придет конец? Знал ли я, что в катастрофический хор влюбленных вольются и мои стоны и жалобы? Кое-чем ответит 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства на мою любовь Клара Толбойз? Бог ведает. Алисия? Пусть бедняжка подцепит для себя в Германии какого-либо белокурого саксонца».

Он встал и нервно входил по комнате, не зная, чем занять время. Курить 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства ему не хотелось. Естественно, курение успокаивает нервишки, и к тому же оно приятно само по себе, но полдюжины трубок, выкуренных в одиночестве, пресытят и самого конкретного любителя.

Как досадно бы это 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства не звучало, если рядом нет человека, с которым можно перемолвиться хотя бы словечком, трубка ваша, почетаемый читатель, особенного наслаждения вам не принесет.

То, что Роберт Одли настолько нередко оказывался в собственных тихих апартаментах 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства наедине с самим собой, совсем не значило, что у него не было друзей. Их у него было предостаточно, но дело, которому он себя предназначил, лишило его былых привязанностей, отторгло 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства из прежней среды. Неуж-то и сейчас, как в старенькые добрые времена, он мог бы просто, не задумываясь, болтать о политике и опере, литературе и скачках, театре и науке, скандалах и теологии? Ему это уже 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства было не дано. Посвятив себя делу, он начал избегать вчерашних друзей, как будто и впрямь стал полицейским детективом, и, ведя борьбу с публичными пороками, невольно опозорил самого себя, что сделало 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства неприемлимым его присутствие в компании добросовестных джентльменов.

Зазвонили в церкви Темпля, в церкви святого Дунстана, в церкви святого Клемента Датского. 10 часов. Пора одеваться.

На Флит-стрит было тихо и немноголюдно. На углу 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства Фаррингдон-стрит Роберт нанял экипаж и поехал на вокзал в Шордитч.

Экипаж подвез его к длинноватой древесной платформе. Через пару минут стукнули в колокол, и поезд, медлительно набирая скорость, двинулся на 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства северо-запад.

Он ехал первым классом.

Один.

Один на весь вагон.

Один ли?

Тень Джорджа Толбойза преследовала его, когда он смотрел в окно вагона.

Он ощущал ее у себя за спиной.

Он ощущал ее и 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства там, далеко-далеко впереди, куда через ночь спешил его поезд, там, где в кощунственном небрежении истлевали останки дорогого ему человека.

«То, что когда-то было Джорджем Толбойзом, должно быть достойно 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства погребено», – поразмыслил Роберт.

Он чуток приоткрыл окно.

Струя морозного воздуха стукнула в лицо, и ему вдруг показалось, что к его лбу и щекам прикоснулись губки покойника.

«Я должен похоронить Джорджа Толбойза. Я должен его 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства похоронить. Во что бы то ни стало. Хоть какой ценой. Даже ценой разоблачения. Даже если эту безрассудную даму придется извлечь из ее укрытия и водворить в кутузку. По другому я сойду 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства с разума. Сам сойду с мозга. Я должен похоронить Джорджа Толбойза. Хоть какой ценой. Хоть какой ценой. Хоть какой ценой».

Наступила полночь. Прошло еще пару минут. Поезд замедлил ход. На 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства данный момент будет остановка. Роберт с облегчением вздохнул.

«Невеселое выдалось путешествие, – помыслил юноша, пристально смотря впереди себя и стараясь не сбиться с пути, – унылое мне выдалось путешествие меж двенадцатью и часом в 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства безлунную мартовскую ночь. Л идти необходимо. Если бедный юноша желает узреть меня, я должен идти. До конца дней моих не будет мне прощения, если я вернусь вспять. К тому же этого желает она. Да-да 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, этого желает она, и мне ничего не остается, как подчиниться ее воле. Помоги мне, Господи!»

Дойдя до деревни, он тормознул у древесной изгородки, окружавшей дом священника с прилегавшим к нему садом 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, и поглядел на окна. В доме было мрачно. Роберт грустно вздохнул, но сердечко его отрадно забилось, когда он пошевелил мозгами, что тут, под этим кровом, совершенно не так давно жила 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства та, которая сегодня так императивно овладела всеми его помыслами. Он вздохнул снова и продолжил собственный путь.

Только дойдя до деревушки Одли – была уже половина второго ночи, – он вспомнил, что в собственном письме Клара 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства Толбойз не указала ему, как отыскать дом, где погибает Лючок Маркс.

«Скорее всего, доктор Доусон повелел перенести бедолагу к его мамы, – поразмыслил Роберт Одли. – Он же его на данный момент и 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства вылечивает. Означает, только он может указать мне подходящий дом».

Приняв решение, Роберт направился туда, где до второго замужества жила Элен Толбойз.

Двери маленькой приемной были приоткрыты. Снутри горел свет. Раскрыв створки, Роберт вошел в 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства помещение.

Доктор стоял за прилавком красноватого дерева, соединяя в мензурке какое-то снадобье. Судя по тому, что шапка лежала здесь же, около него, в приемную он зашел только-только. Его ассистент 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства спал в примыкающей комнате: оттуда доносилось мерное посапывание.

– Извините за беспокойство, мистер Доусон, – обратился к нему Роберт Одли, когда доктор, подняв голову, вызнал гостя, – я прибыл, чтоб повидаться с Марксом, который, я слышал, очень 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства плох. Прошу вас, поведайте, как пройти к дому его матушки.

– Мы пойдем туда совместно, мистер Одли, – отозвался доктор. – Через минутку я сам туда отправляюсь.

– Ему, по правде, плохо?

– Ужаснее не бывает. Будь 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства по-другому, я не стал бы настаивать на том, чтоб его увезли из Маунт-Станнинга. Он, как вам, конечно, понятно, пил, не зная меры, а неожиданное потрясение, которое он испытал той 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства роковой ночкой, добило его совсем. Два последних денька он был весь в жару, его трясло; сегодня вечерком он вел себя намного спокойнее, но, боюсь, жить ему осталось менее суток.

– Меня 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства известили, что он желает повидаться со мной, – произнес Роберт.

– Знаю, – кивнув головой, произнес мистер Доусон и скептически добавил: – Причуды хворого воображения, менее того. Вы вынули парня из пылающего дома, вы сделали все, чтоб спасти 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства ему жизнь. Человек он твердый и несведущий, но чувство благодарности не чуждо и ему, и то, что вы сделали для него, не выходит у него из головы.

Они вышли из 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства приемной. Мистер Доусон закрыл за собой дверь.

Доктор повел адвоката по тихой улице, потом они свернули в переулок, и в конце его Роберт Одли увидел мерклый желтоватый квадрат: это сияло окно, за 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства которым погибал Лючок Маркс.

Мистер Доусон поднял щеколду и вошел в дом. В гостиной на столе горела длинноватая сальная свеча. Нездоровой лежал в спальне на втором этаже.

– Сказать ему, что вы пришли 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства? – спросил мистер Доусон.

– Да, пожалуйста. Боюсь только, что он разволнуется. Мне не к спеху, я могу подождать. Позже дадите мне знать, и я к вам поднимусь.

Мистер Доусон кивнул головой и, стараясь не шуметь, поднялся 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства наверх по узенькой древесной лестнице.

Роберт Одли сел в кресло у погасшего очага и, горестно осмотревшись вокруг, принялся терпеливо ожидать. Вокруг стояла гнетущая тишь, нарушаемая только однообразными звуками часового механизма.

«Тик 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства-так! Тик-так! Сиди и ожидай! Тик-так! Тик-так! Сиди и ожидай!» – почудилось вдруг юному человеку, и ему безрассудно захотелось кинуть в часы шапку и приостановить маятник.

– Лючок пробудился, – послышался сверху 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, с лестницы, приглушенный глас доктора. – Лючок Маркс пробудился и желает созидать вас.

Роберт живо вскочил с места и поднялся на 2-ой этаж.

Фиби Маркс посиживала в ногах кровати и не 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства отводила глаз от супруга. Она смотрела на него с страхом, и было видно, что больше, чем утрата жена, ее страшит приход погибели. Мама Лючка стояла у очага, подогревая куриный бульон. Лючок лежал 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, обложенный подушками; его грубое лицо было бледноватым, а большие руки неспокойно метались по широкому одеялу.

Лицезрев на пороге Роберта Одли, Фиби торопливо ринулась к нему.

– Погодите, сэр, позвольте, я вам кое-что 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства скажу, до того как вы станете гласить с Лючком, – сбивчиво и жарко шепнула она.

– Какого черта! – прорычал Лючок Маркс, в каком даже болезнь не умерила его обычной грубости. – Какого черта! Вечно она лукавит 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, юлит и околпачивает меня. Надоело! Я не маленькое дитя, и могу сам за себя держать ответ. Чего она ему там гласит? – спросил он, обращаясь к мамы.

– Ничего такого особенного, родной мой: она ведает 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства джентльмену о том, как ты себя ощущаешь, – примирительно ответила дама.

– Я чего желал ему сказать, все равно скажу, и не нужно мне рот затыкать!

– Естественно, милый, все будет, как ты хочешь 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, – прежним тоном отозвалась его мама.

Лючок утомилось закрыл глаза и опять впал в забытье, а Фиби, выведя Роберта из комнаты на неширокую лестничную площадку, опять зашептала:

– Сэр, я думаю, у Лючка после всех переживаний 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства совершенно помутился разум! Он никого ни в чем же не подозревает, по другому поведал бы об этом всем и каждому, но, сэр, он настроен против миледи, страшно зол на 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства нее; он говорит, что, если б она отдала ему довольно средств на обзаведение, мы бы поселились где-нибудь в Брентвуде либо Челмсфорде и всего этого бы не вышло. Ах, сэр, умоляю, выбирайте каждое 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства слово, когда будете гласить с Лючком!

– Да-да, понимаю; я буду осторожен.

– Я слышала, миледи покинула Одли-Корт.

– Да, это так.

– А когда она возвратится, сэр?

– Никогда.

– Но там, где она сейчас 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, ей не будет плохо?

– Не волнуйтесь, там с ней будут отлично обращаться.

– Простите за расспросы, но мне это небезразлично, сэр, так как миледи всегда была мне хорошей хозяйкой.

В это время Лючок Маркс 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства пришел в себя.

– И когда эта баба кончит болтать? – раздался из-за дверей его осиплый глас.

Фиби испуганно посмотрела на Роберта и придавила пальчик к губам. Потом она тронула его 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства за рукав, и они возвратились в комнату.

– Выйди вон, – решительно востребовал Лючок, лицезрев супругу. – Пошла вон: для тебя незачем знать то, что я скажу. Убирайся вниз, в гостиную, и забери с собой матушку 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства. Я буду гласить с мистером Одли с глазу на глаз!

– Да не посягаю я на твои секреты, Лючок, – направляясь к выходу, промолвила Фиби, – и, конечно, я уйду. Но, надеюсь, ты не станешь 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства строить напраслину на тех, кто был так добр и так щедр к для тебя.

– Что захочу, то и скажу, – прохрипел Лючок. – Выискалась, понимаешь, командирша на мою голову... Пошла вон!

Что и гласить, даже 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства лежа на смертном одре, прошлый владелец постоялого двора не изменил своим обычным привычкам и был все так же нестерпимо груб и деспотичен. Но все-же что-то поменялось в его нелюдимой 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства душе, и на данный момент, облизнув побелевшие губки и взглянув на Роберта глубоко запавшими очами, он указал ему на кресло около себя и произнес:

– Хоть я и не из великодушных, мистер Одли 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, но обошлись вы со мной как с джентльменом. Я был опьянен в стельку, когда случился пожар, и нежели бы не вы... Словом, спасибо за все. Я сроду не благодарил людей вашего круга, даже 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства тогда, когда было за что, так как, бросая объедки с барского стола, они каждый раз устраивали таковой шум, чего хотелось кинуть им ихние подачки назад... Но нежели джентльмен, рискуя своей жизнью 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства, вытаскивает тебя из огня... Я знаю – по докторовой физиономии вижу, что жить мне осталось недолго, и поэтому, умирая, я говорю: спасибо вам, сэр; премного вам должен, сэр.

Лючок Маркс растянул левую 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства руку – правая, обожженная, была обернута кусочком полотна – и подал ее Роберту Одли.

Подхватив его кисть обеими руками, юноша сердечно пожал ее.

– Ну что вы, что вы, мистер Маркс. Рад был посодействовать вам всем, чем 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства мог.

Лючок Маркс замолк на пару минут, потом, пристально взглянув на Роберта, произнес:

– Того джентльмена, который пропал, прибывши с вами в Одли-Корт, – ведь вы его очень обожали, не так ли, сэр?

Роберт 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства Одли вздрогнул.

– Я слышал, вы очень обожали этого мистера Толбойза, сэр, – повторил Лючок.

– Да, он был моим самым близким другом.

– Слуги из Одли-Корт гласили, что вы места для 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства себя не находили, когда он пропал. Гласили, что вы с ним были навроде как братья. Так ведь, сэр?

– Да-да, все это так. Прошу вас, не надо больше об этом. Если вы отправили за 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства мной, чтоб сказать чего-нибудть о моем утраченном друге, не утруждайте себя – сил у вас и без того не достаточно, не доставляйте мне излишней духовной боли. Худшее, что вам понятно о 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства даме, которая причастна к этому, я вызнал от нее же самой. Мне очень почти все понятно об этом черном деле, и вы не расскажете мне ничего такового, чего бы я уже 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства не знал.

На губках умирающего заиграла слабенькая ухмылка.

– Так и ничего? Вы в этом убеждены?

– Уверен.

С минутку Лючок молчал, потом, собравшись с силами, спросил:

– Что все-таки все-же она вам 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства поведала?

Роберт начал терять терпение.

– Прошу вас, Маркс, оставим данную тему. В какие бы потаенны вы ни были посвящены, в свое время вам, я догадываюсь, довольно заплатили за молчание. С вашей стороны было бы 39БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮКА - За уроки литературного мастерства порядочнее молчать до конца.

– Ах так? – ухмыльнулся Лючок Маркс. – А что, нежели у миледи была своя потаенна, а у меня – своя?

– Другими словами?


4-dokumenti-reglamentiruyushie-soderzhanie-i-organizaciyu-obrazovatelnogo-processa-pri-realizacii-opop-specialnosti-031001-pravoohranitelnaya-deyatelnost.html
4-dolgosrochnie-finansovie-vlozheniya-356128-rossiya-stavropolskij-kraj-izobilnenskij-rajon-poselok-solnechnodolsk.html
4-drugie-voprosi-oplati-truda-i-opredsedatelyaprofsoyuznoj-organizacii-sotrudnikov-tusura.html